Всё дело в шерстяных носках

Он всегда был странным, хотя нет, он не странный скорее не умеет жить по-другому. Не научили или не научился. Вся жизнь вечный поход в глухую даль неизвестности, вечная жизнь на грани, при этом он смог обзавестись семьей и даже наладить какой-то быт между далекими командировками за смертью…

Скайп разрывается далеким звонком из страны, которая уже во всю шагает к осени, к промозглому ветру и первому снегу. Души скоро онемеют, а сердца замерзнут, слезы упадут льдинками на промерзший асфальт и разлетаться как осколками по улицам и площадям под бой Курантов.

— Вот — передо мной небритое лицо старого знакомого. Он смотрит в монитор и что-то пьет из стоящего рядом стакана, судя по его виду эта жидкость не вода и не чай.
— Давно не виделись.
— Да. Как дела? — закуривает он, наполняя экран моего монитора пеленой дыма.
— Не знаю. Как у тебя?
— Вернулся, на побывку.
— Откуда на сей раз?
— Милое местечко, под названием Сирийская Арабская республика.
— Интернациональный долг.
— На вроде того.

Вся его жизнь сплошная война, скрытая или явная. Глупая и бесполезная. Война вообще ничему не учит, кроме того как воевать на войне.

— Вернулся значит.
— Да, вот отдыхаю. Капусту солили с женой всю ночь.
— В смысле того всю ночь?
— В смысле реально солили капусту.

Ни война, ни секс всю ночь, не способны так вымотать мужика как засолка капусты на зиму и копка картошки.

— В общем ты с одних боевых действие в другие попал.
— Типа того. Вообще она у меня замечательная.
— Не сомневаюсь — усмехнулся я и закурил.
— Серьезно. Месяц назад, сидим на командном пункте, как раз началось наступление на Идлиб. Стреляют как обычно все подряд, ну ты помнишь, как у нас все обычно происходит, только тут все еще веселее, в Чечне хотя бы нас мочили только две стороны: свои и чеченцы, тут же шарашат — свои, боевики из разных группировок, которые периодически воюют между собой, американцы, израильтяне, иранцы, европейцы, курды, в общем проще сказать, кого там только нет. Не суть. Сижу я значится и жду пока или русская бомба прилетит или американская…
— Погодь, а разве там оповещение не работает и так далее?
— Работает, после того как отбомбятся. Черт с ними, ты слушай, про жену. Так вот звонок от нее:

— Привет, ты как?
— Нормально — говорю — Вы как?
— Дети хорошо, я тоже ничего, скучаю.
— Я тоже скучаю по вам.
— Я вот, что подумала, там у вас по ночам прохладно же?
— Да не сказал бы.
— Нет, я прочитала, что прохладно, так вот как тебе туда теплое нижнее белье переслать и носки шерстяные?

В это время начинается бомбежка, хрен его не знает откуда, но нас эвакуируют в срочном порядке, я только успеваю прихватить автомат, да планшет с документами, телефон при этом держу у уха…

— Слушай, давай потом, мне немного не до этого.
— Так, ты мне не перечь, ноги надо хотя бы в тепле держать, а то простынешь.
— У меня все нормально, не волнуйся.
— А что там за шум? Скажи чтобы потише были, я с тобой еще не договорила.
— Милая…
— Вот, ты там у ребят спроси, как и куда можно посылку отправить? Или к кому обратиться можно? Ты слышишь?

В это время помимо минометного обстрела начался авиа налет. В общем трындец стандартный.

— Я не могу…- связь начинает прерываться…
— И только попробуй трубку кинуть! Я о тебе забочусь, помнишь как моя мама говорила, голову и ноги нужно держать в теп…..

Дальше все оборвалось, уже потом я получил гневную СМСку: Если ты меня не будешь слушать, больше я тебя никуда не отпущу, будешь дома сидеть!

— То есть ты за носками приехал? — улыбнулся я.
— Что то вроде того, ну еще капусту засолить и через месяц обратно.

Мы поговорили еще немного и распрощались. Я закрыл ноутбук и задумался. Интересно, а мне хоть одна звонила и спрашивала за шерстяные носки? Нет, носки скупались тоннами, это ритуал у всех был. Но они все не были шерстяными! Вот причина, почему я не женат, все дело в шерстяных носках. Теперь уже точно не женюсь никогда, в Израиле с его вечными +32 только дура может подарить шерстяные носки…