Очередная ночь

Звуки дудука разносятся по пляжу и соединяются с шумом волн, создавая неповторимую композицию позднего вечера. Луна медленно карабкается на небосвод, щедро осыпая бескрайнее темное полотно звездами, они как маленькие цветы распускаются и с каждой минутой становятся все ярче и ярче.

— Держи, это тебе — достаю я из бумажного пакета ужин из ближайшего ресторана и отдаю его бродячему псу.

Он подходит и нюхает, потом смотрит на меня, как будто приглашает присоединиться.

— Ешь, мне такое нельзя — присаживаюсь я на лавочку и закуриваю.

Этот пес, единственное оставшееся существо, которое радуется мне, потому что просто рад. Он не судит, не просит, не требует, не орет, он рад малому, рад тому, что хоть кто-то иногда приходит и приносит ему вкусняшки, приносит просто так. А я благодарен ему, за то что он просто есть, что с ним можно просто сидеть всю ночь смотреть на луну и молчать, смотреть на холодную королеву ночи, которая никогда не дает тепла, которая навивает тревожный покой, наполняя душу непонятным чувством, которое состоит из страха и безмятежности.

Пес, расправившись со стейком, облизываясь запрыгивает на лавочку, кладет морду на лапы и смотрит вдаль.

— Хочешь расскажу тебе историю?

Он поворачивает морду и заглядывает мне в глаза.

— Да, я знаю, мы мало разговариваем, но сегодня почему-то особенно хочется с кем-то просто пообщаться. Ты не против?

Пес привстает и разворачивается ко мне, кладя мне свою морду на колени.

— Был у меня сосед…- закурил я — Там, в прошлой жизни, в Москве. Тебе бы понравилась Москва, правда там иногда бывает очень холодно, но на этот случай хозяева надевают на своих собак специальные комбинезоны.

Собака подняла на меня глаза…

— Да, представляешь есть одежда для собак. Некоторые псы очень комично смотрятся в этих нарядах. Так вот…- выпустил я щедрую порцию табачного дыма и задумался — Был у этого соседа доберман.

— У-у-у — проскулила собака.
— Да, да знаю они очень злые, но этот доберман был другим, добрым и очень ласковым. Чистая душа, понимаешь? Иногда за ужасной внешностью и злым оскалом скрывается доброе сердце. Понимаешь, это как люди, ведь все рождаются все добрыми, а потом жизнь делает из нас тех, кем мы становимся.

Пес снова поднял на меня глаза.

— Да, понимаю, что это слабость, гнуться под обстоятельствами, но люди вообще слабые, это только с виду человек царь природы, а на самом деле все наоборот. Нам дали огонь и что мы сделали с ним? Начали поджигать соседские дома. Нам дали разум, а мы начали изобретать вещи с помощью которых легче было бы убивать друг друга. Нам дали сердце, чтобы мы могли любить, а мы стали ненавидеть. Нам дали душу, а мы стали зарабатывать на ней. Но вернемся к моему рассказу. Сосед был очень сложным человеком, я не буду тебе рассказывать о роде его деятельности, в 90-е все занимались не очень хорошими делами, так устроена эта жизнь, ты или волк или овца, третьего не дано. В силу своей особенной жизни, сосед часто уезжал из дома, забывая кормить и выгуливать этого пса, а тот плакал то ли от одиночества, то ли от голода. Когда хозяин возвращался, был слышен радостный лай, потому что несмотря на все это пес его очень любил, возможно единственный в мире, кто по-настоящему его любил. Но люди жутко не благодарны и не ценят тех кто любит и ждет, они эгоистичны и думают только о себе. Поэтому было слышно, как иногда псу доставалось то ногой, то рукой, потому что он мешал своей глупой собачьей любовью.

— У-у-у — причмокнула собака.

— Тебе трудно понять. Я тоже этого никогда не понимал, но люди говорят: Я тебя люблю по-своему. Странное выражение да? Люди любят за что-то, по своему, наперекор, они не любят просто так, разучились. Единственное, что они делают просто так — это ненавидят. Через некоторое время этот человек уехал, его не было несколько дней, даже больше. Собака выла и плакала, хотели даже уже вызвать милицию и вскрыть дверь, но потом стало все тихо. Кто-то сказал, что вроде видел хозяина, который приехал и забрал собаку. Но дело было совсем не так, да этот мужчина появился, но позже. А собака затихла потому что умерла. Нет не от голода…

Пес привстал и сел на задние лапы, всматриваясь в мое лицо…

Я шел домой, а он как раз сидел в машине и как то отрешенно смотрел через лобовое стекло, мне на минуту показалось, что ему плохо. Мой отец общался с ним, поэтому я его немного знал поэтому подошел и спросил…

— У вас все хорошо?
— Сядь — показал он глазами на соседнее сиденье.
У него был большой Кадилак, Девиль по-моему, такой в боевиках 90-ых можно увидеть. Я открыл дверь и присел на сиденье.
— Как отец? — спросил он.
— Не знаю, я его толком не вижу. Тренировки, учеба, у него свои дела, каждый занят своими делом.
— Каждый занят своим делом… — протянул он.
— А чего вы тут сидите?
— Сижу…- он отвинтил пробку и приложился к бутылке с каким-то иностранным алкоголем — Будешь?
— Я не пью, спортсмен и все дела.
— Это пройдет. Знаешь почему умерла моя собака?
— Нет. Вы не приезжали и не кормили, может от голода.
— Не-а — помотал он головой — От тоски она померла, а я теперь не хочу идти домой, знаешь почему?
— Потому что вам грустно от этого?
— Потому что там пусто. Я после смерти этой собаки понял, что я никому не нужен, понимаешь? Да, меня боятся, уважают, просят, умоляют, но по-настоящему любила меня только эта собака, с которой я поступал ужасным образом, а она все равно любила и ждала.
— Вы всегда можете новую собаку завести.
— Ты молод и глуп — закурил он и салон Кадилака заволокло терпким ароматом сигарет — Завести можно кого угодно, только я вряд ли способен любить и ждать, как она. А без этого все пустое…

Через полгода при очередном переделе он умрет, собаку перенесут на его могилу, но иногда, по ночам мне кажется, что они вместе. Что он научился любить, ждать и в благодарность за это его собака вернулась к нему и долгими вечерами они сидят и разговаривают, как мы с тобой, а ингода молчат, думая каждый о своем.

— Как ты думаешь, пес?

Собака свернувшись, прикрыв глаза дремала, и лишь небольшая серебристая капля скатилась по морде и упала как маленькая звездочка на черный, как ночное небо асфальт…

Огромный диск луны уже воцарился на вершине в окружении прекрасных огоньков, возвестив о рождении новой ночи, одинокой, бессонной и тревожной в своем спокойствии…